<<< Вернуться в магазин «Ленкниготорг»

Полное собрание сочинений
Аркадия и Бориса Стругацких

Актуальная и официальная информация о проекте

В 2017 году издательство «А. В. Сидорович» (собственник магазина «Ленкниготорг») приступило к изданию полного собрания сочинений братьев Стругацких, подготовленного группой «Людены», в бумажном варианте эксклюзивным тиражом 300 экземпляров. К настоящему моменту вышли и поступили в продажу три первых тома.

Приглашаем к сотрудничеству книжные онлайн- и офлайн-магазины.

28 ноября 2017 года состоялась презентация полного собрания сочинений Аркадия и Бориса Стругацких в петербургском пресс-центре ТАСС:

Подробный отчет на сайте ТАСС

Сообщение и видеоролик
на сайте телеканала Санкт-петербург

Об истории создания ПСС Аркадия и Бориса Стругацких рассказывает Светлана Бондаренко:

Задумка 30-томника Стругацких

В конце 2005 года я написала письмо:

На рассмотрение / Исп. Бондаренко С. / Борисову В., Дьяконову В., Казакову В., Курильскому В., Флейшману Ю.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

ВВОДНАЯ. Вчера, 27.12.05, мне позвонил Воронин и сказал примерно следующее: «А не сделать ли нам еще одно собрание сочинений Стругацких, чтобы было еще лучше изданного? Придумайте какую-нибудь новую концепцию, идею этого собрания, чтобы я смог ее пробить и у БНа и в Москве. Концепция должна касаться всего — содержания, дополнительных материалов, внешнего и внутреннего оформления... Посоветуйтесь с „люденами“, обговорите. Когда сформируете ясно концепцию — опишите ее и пришлите мне. Буду действовать. Это, конечно, не срочно. Мы можем начать работу и через год, и через два. Но думать надо уже сейчас».

ВОЗРАЖЕНИЯ:

1. Я понимаю, что еще одно собрание сочинений — это нонсенс.

2. Я понимаю, что академическое СС «люденам» не потянуть — мы не Академия Наук.

3. Я понимаю, что «лучше некуда».

4. Я понимаю, что лучше делать собрание сочинений на DVD.

5. Я понимаю, что лучше сидеть и вообще ничего не делать.

Ежели кто-то считает так — напишите, будем работать оставшейся командой.

ВОЗРАЖЕНИЯ ВОЗРАЖЕНИЯМ:

1. Академическое нам не потянуть — академиков среди нас нет, это во-первых; во-вторых, чисто академическое — это скучновато для читателя.

2. Полное собрание сочинений (ПСС) нам не потянуть тоже. Во-первых, дневники и письма полностью БН ни в коем разе не разрешит публиковать. Во-вторых, полное — предполагает издавать полностью всю публицистику, это сколько ж томов получится одной публицистики?

3. Однако же, мы сильны наличием всяких дополнительных материалов, околостругацких и околохудожественных, которыми можно будет шикарно обрамить худ. произведения. Чтобы как в академическом собрании: треть книги — худ. тексты, остальное — вокруг да около.

* * *

Сначала был 30-томник. Но Борис Натанович постоянно открывал нам все новые и новые архивные залежи. Юрий Флейшман периодически брал у Бориса Натановича очередные папки, сканировал и присылал нам — на обработку.

6 ноября 2010 года, когда структура томов уже оформилась и первые 4 тома были готовы, Борис Натанович Стругацкий написал предисловие к ПСС.

Летом 2012 года наконец открыла для нас архив Аркадия Натановича Мария Стругацкая. Опять же Юрий Флейшман ездил в Москву (иногда — с Валентином Игнатовичем), забирал папки, привозил домой, сканировал — и папки отвозил назад.

Из-за получения этих материалов (а архив АНС по объему равен архиву БНС) томов стало на 3 больше, а сами тома увеличились в полтора-два раза.

Целью издания изначально было: как можно больше успеть обработать архива и как можно больше успеть спросить (и по архиву, и по прочему) БНС.

Мы многое успели. И обработать и спросить. Часть пояснений Бориса Натановича включена в комментарии.

Структура

Настоящее собрание сочинений Аркадия и Бориса Стругацких составляют все доступные на момент издания художественные и публицистические произведения (включая варианты и иные материалы из архива), а также эпистолярное творчество. «Полным» его можно будет назвать после выхода дополнительных томов, включающих в себя материалы, в основных томах по различным причинам не представленные.

Составителями выбрана несколько необычная форма подачи материалов: не тематически-хронологическая, а хронологически-тематическая. Для компоновки томов приоритетны не конкретные направления творчества Стругацких (беллетристика, публицистика, дневники и переписка), выстроенные затем по годам, а, напротив, последовательность годов, в каждом из которых представлены все эти направления. Этим мы стремились дать возможность читателю как бы шаг за шагом пройти жизнь авторов вместе с ними, глубже понять, чем жили братья Стругацкие в период работы над тем или иным произведением, о чем думали, что их занимало и беспокоило.

Каждый том собрания сочинений составляют четыре раздела (за исключением тех случаев, когда год разбивается на несколько томов).

I раздел. Художественные произведения.

Здесь представлена беллетристика Стругацких — как основные (окончательные, они же канонические) тексты, так и их варианты: черновые либо опубликованные (такие тексты представлены в ПСС полностью или частями с последующим рассмотрением их расхождений с окончательными вариантами — в зависимости от количества разночтений вариантного и канонического текстов). Здесь же, в подразделе «Из архива», публикуются нереализованные замыслы — черновики, наброски, отрывки.

Из-за объемности вариантов некоторых произведений в нескольких томах собрания каноническое произведение отсутствует и вся художественная часть представлена вариантами.

II раздел. Публицистические произведения.

Раздел составляют статьи и интервью Стругацких, изложение выступлений, предисловия и послесловия, рецензии и отзывы о рукописях или иностранных изданиях. Раздел состоит из двух частей: «Опубликованное», в которой представлена изданная в то время публицистика, и «Из архива», где собраны материалы, написанные в тот же период, но не опубликованные своевременно либо вообще публикующиеся впервые.

III раздел. Письма, дневники, записные книжки.

Этот раздел занимают дневники Аркадия Стругацкого и Бориса Стругацкого, их записные книжки, общие рабочие дневники, а также переписка братьев. Данный материал представлен во всей возможной полноте, исключая некоторые личные моменты, а также сугубо справочные записи. Кроме того, составители сочли возможным поместить в этот раздел письма АБС к родственникам и некоторые иные материалы.

IV раздел. Справочный аппарат.

Этот раздел составляют примечания и комментарии к предыдущим разделам тома. В них разъяснены некоторые реалии времени создания произведений, указаны авторские неологизмы, раскрыты цитаты и аллюзии. Здесь же представлены библиография АБС за соответствующий тому год и указатели упомянутых в томе персоналий и заглавий произведений.

Иллюстративный материал томов представлен фотографиями АБС в разные периоды их жизни, а также их рисунками в письмах, дневниках и на полях рукописей.

О дополнительных томах

Составители планируют подготовить также несколько дополнительных томов. В них хотелось бы опубликовать переводы, выполненные Стругацкими, и произведения, написанные ими в соавторстве с другими авторами. Кроме того, в дополнительных томах планируется опубликовать переписку Авторов с коллегами-писателями, с друзьями и читателями, с переводчиками, а также с издательствами и киностудиями. В дальнейшем 33-томник может быть дополнен томом с фотографиями, сделанными Б. Стругацким и прокомментированными им много лет спустя; томом с рисунками Аркадия Стругацкого довоенных времен; томом с расшифровкой видео- и аудиоматериалов, которые будут представлены в прилагаемом к тому DVD-диску (их выступления в теле- и радиопередачах, встречи с читателями, выступления на конвентах и пр.). Предполагается выпустить и объединенный справочный том, своего рода энциклопедию, в которой будут сведены вместе и снабжены поисковым аппаратом все реалии, персоналии, заглавия, представленные в 33-томнике и дополнительных томах, и в которой будет поисковый аппарат по томам и страницам.

Сколько будет дополнительных томов, пока сказать невозможно. Сколько сможет сделать группа «Людены». Сколько сможет выпустить Издатель. Сколько интересно будет Читателю.

Исполнители

Концепция издания: Светлана Бондаренко и Александр Воронин

Составители: Раздел «Художественные произведения» — С. Бондаренко, раздел «Публицистика» — Ю. Флейшман, раздел «Письма. Дневники. Записные книжки» — В. Курильский.

Подраздел «Варианты рукописей и изданий» пишут С. Бондаренко и В. Казаков.

Комментарии пишут В. Курильский, Р. Муринский, Л. Рудман.

Тексты вычитывают и спорные вопросы решают члены редколлегии.

Л. Рудман верстает электронные версии томов, В. Борисов — бумажные.

Дизайн обложки: Алексей Андреев.

Подготовкой и обработкой иллюстративного материала (вклейки с фотографиями и рисунками АБС) занимаются А. Горбов и П. Северцов.

Редколлегия: С. Бондаренко, В. Борисов, А. Горбов, В. Дьяконов, А. Зарщиков, В. Казаков, А. Кузнецова, И. Кузнецова, В. Курильский, Р. Муринский, П. Поляков, Л. Рудман, Ю. Флейшман, И. Юдин

(За последний год мы потеряли двоих — В. Дьяконова и П. Полякова. Пять лет назад ушел Борис Натанович Стругацкий. Их вклад в подготовку этого Собрания был неоценим.)

7.11.17

Борис Стругацкий. Вместо предисловия

Когда мне предложили написать предисловие к этому замечательному изданию, я испытал приступ совершенной беспомощности и ощущение полной невозможности исполнить эту просьбу — такую естественную и в то же время до такой степени неисполнимую. Слишком много времени прошло, слишком много всего за это время было придумано, продумано, объявлено, написано, опубликовано. С некоторым даже отчаянием я осознал, что все мало-мальски важное, существенное, сколько-нибудь нетривиальное сказано уже, и даже, пожалуй, не раз. Да и не требует предисловие интеллектуальных изысков, предисловие — самая простая штука: задумано то-то и то-то, сделано так-то, план реализован на столько-то процентов... что из этого получилось, пусть судит читатель... автор приносит благодарность тем энтузиастам и знатокам, которые...

Как и всякий писатель, опубликовавший дюжину книг, АБС еще с середины 70-х позволяли себе мечтать. Сначала — об «Избранном» (аккуратный, черный с золотом, томик, содержащий три-четыре самых любимых в то время текста). Потом — робко — о двухтомнике. Потом — страшно сказать — о трехтомнике... Последний (сохранившийся в архивах) вариант: четырехтомник на 120 авторских листов, — он тоже, как и все предыдущие, реализован быть не мог и не реализован бы не был никогда, но тут грянули новые времена, и «ТЕКСТ», ничтоже сумняшеся, разразился «белым» десятитомником, по ходу событий превратившимся в двенадцатитомник. Мечты вдруг сбылись самым решительным образом. Более того, мечты даже превзошли самое себя. Десяти-, двенадцати- и даже четырнадцатитомники пошли публиковаться один за другим, все очень разные по содержанию своему, полноте, подготовленности и чрезвычайно пестрые по оформлению. Самым удачным представляется мне до сих пор «черно-голубое» творение издательства «Сталкер» (2000–2003), первое наше настоящее Собрание сочинений: исправленные, «канонические» тексты, тщательно отобранная публицистика, серьезный справочный аппарат. О чем еще мог бы мечтать после этого любой уважающий себя автор? Я и не мечтал. Итоги подведены. Дело жизни вознаграждено и даже увенчано. Памятник, так сказать, воздвигнут. (Вопрос о незарастающей народной тропе остался при этом открыт, но этот вопрос открыт ведь всегда, и ни от кого из смертных ответ на него не зависит.)

Замысел Тридцатитомника изначально показался мне недопустимо дерзким и каким-то... неуместным, что ли. Никакой писатель не может считать себя достойным такого замысла. Тридцатитомники — достояние Великих, проверенных и утвержденных в этом качестве Его Величеством Временем. АБС, безусловно, недурные писатели, в известном смысле даже, пожалуй, заслуженные — свои десяти- и двенадцатитомники они заработали честно, и никаких (серьезных) возражений против этих публикаций, наверное, быть не может ни у кого. Во всяком случае, тиражи большею частью благополучно разошлись, и когда давеча понадобилось мне раздобыть несколько томов «черного» СС, я оказался перед задачей сложной, справиться с которой мне удалось лишь благодаря помощи люденов. Все это так. Но ТРИДЦАТИтомник! Это ведь означает не только канонические тексты, но и архивные материалы к ним, наметки, наброски, черновики — «брульоны» (как это называл Юрий Тынянов). Не только серьезные, профессиональные, тексты, но и «сочинения юношеских лет» (включая, страшно сказать, даже стихи). Не только публицистика самих авторов, но и публицистика по поводу авторов — за пятьдесят с лишним лет, между прочим (пусть даже и в дополнительных только томах). Не только переписка авторов между собою, но и письма их коллегам, издателям, начальству («послания в правительствующий сенат», как они это между собою называли)...

Оставим даже в стороне проблему неловкости, порожденной ощущением определенной нескромности. Бог с ним. Но! Кому, собственно, нужно такое издание? Кто станет даже не читать — просто листать его? И зачем? Откуда возьмутся те несколько тысяч воистину фанатов творчества АБС, ради которых стоит городить этот... не огород даже — целый город, фантастическое сооружение из хорошо всем уже известных текстов и текстов мало известных, это правда, но зато и не слишком-то увлекательных для читателя, далекого от литературоведения и истории советской литературы?..

У меня изначально не было ответов на эти тревожные вопросы. Нет их и сейчас. И если бы не энергия, если бы не убежденность, почти фанатическая, нескольких замечательных энтузиастов, это издание никогда не смогло бы реализоваться.

Светлана Бондаренко. Прирожденный текстолог. Умница. Непревзойденный знаток АБС. Чудо трудолюбия и упорства. Главный инициатор, мотор и незаменимый стержень всего проекта.

Виктор Курильский. Великий охотник за скрытыми цитатами и «псевдоквазиями». Исследователь от бога. Безусловно, знает творчество АБС вдоль и поперек в совершенстве и давно уже обогнал самих авторов в этом знании.

Юрий Флейшман. Координатор группы «Людены». Знаток и творец библиографии АБС. О своем предмете знает ВСЁ. Такой коллекции текстов АБС, как у него, нет, по-моему, ни у кого в мире...

Владимир Борисов, Владимир Дьяконов, Леонид Рудман... Вадим Казаков, Алексей Керзин, Алла Кузнецова, Роман Муринский... Я не берусь даже просто перечислить всех «знатоков и ценителей», которые приложили руку свою, душу свою вложили — все умение свое мастеров редакторов и текстологов, — работая с материалами Тридцатитомника, перелопачивая, исследуя, шлифуя этот огромный массив дьявольски специфической и разнородной информации. Стыдно признаться, я даже не со всеми из них знаком, но кланяюсь им всем — всем без единого исключения!

И, конечно же, — Организаторы. Менеджеры. Неутомимые проталкиватели, пробиватели, движители проекта. В наше замечательное время без вас не происходит ничего, любые «начинанья, взнесшиеся мощно, сворачивая в сторону свой ход, теряют имя действия».

Николай Юрьевич Ютанов, Вы замечательный издатель, писатель, публицист, культуртрегер — менеджер высокого класса, боец, — не знаю, что бы мы без Вас делали в джунглях и лабиринтах издательского бизнеса!

Александр Анатольевич Воронин, особый и самый низкий от меня поклон Вам — видному издателю и бизнесмену, главному (без всякого сомнения главному!) инициатору, неутомимому организатору и движителю проекта. Именно Вы, во главе издательства «Сталкер», задумали и реализовали в свое время наше «черное» Собрание сочинений (и по сей день остающееся образцом изданий такого рода). Именно Вы предложили (по сути — фантастическую) идею Тридцатитомника и пробили эту идею с энергией подлинного энтузиаста и мецената в самом благородном смысле этого слова!

Любой писатель может (и обязан!) гордиться собой, если удалось ему своими текстами подвигнуть к действию таких замечательных людей, сделать их энтузиастами, готовыми безжалостно тратить время свое и молодую свою энергию на затею, столь далекую от так называемой «реальной» жизни, сделать этот невероятный проект целью своей, делом своим, частью своего мира. И я, разумеется, горжусь, — оставаясь при своих сомнениях, со своими «проклятыми» (неразрешенными) вопросами оставаясь, — все-таки горжусь и уверен: был бы жив АН — тоже гордился бы, ворчал бы сквозь усы: эт’ хорошо, эт’ здорово, это тебе не хрен собачий — Тридцатитомник — это, брат, серьезно...

И в такие вот минуты чудится мне: не может этот многолетний замечательный труд пропасть даром — найдутся и покупатели, и читатели, в конце концов просто библиофилы найдутся, которым держать в руках, листать, искать (и находить!) новое, неожиданное, да и по хорошо знакомым строчкам скользить взглядом (вспоминая молодость) — будет в радость им и в удовольствие.

Тем себя и утешаю.

В оформлении страницы частично использована символика АБС-премии.